Bloomberg: выиграв у “Газпрома” в Европейском суде, Польща сделала большой подарок для Украины

Европейский суд подорвал стратегический план России по сокращению зависимости своего европейского газового транзита от Украины. Это еще одна удача для новоиспеченного украинского президента Владимира Зеленского: теперь у него гораздо более сильная позиция в трехсторонних переговорах по газу с Россией и ЕС, которые должны состояться в этом месяце. Не понадобились даже санкции против расширения проекта “Северный поток — 2”, которыми так долго грозили США. Теперь “Газпрому” волей-неволей придется проявить сговорчивость, уверен колумнист Bloomberg Леонид Бершидский.

Во вторник, 10 сентября, Европейский суд юстиции в Люксембурге отменил решение Еврокомиссии 2016 года, позволявшее российскому экспортеру природного газа использовать более 50% транзитной мощности газопровода OPAL, протянутого от Лубмина на севере Германии до Ольбернхау на самой немецко-чешской границе. OPAL — это наземное продолжение “Северного потока — 1”, российского газопровода, идущего по дну Балтийского моря, открытого в 2012 году. В прошлом году по “Северному потоку — 1” прокачали 58,8 млрд кубометров газа в Германию, это даже больше нормативной транзитной мощности газопровода (55 млрд кубометров) и составляет около 29% всего российского газового экспорта в Европу.

Без решения Еврокомиссии в 2016 году эти рекордные цифры транзита бы не состоялись. Для того чтобы достигнуть конечного потребителя, газ необходимо прокачать по наземному участку трубы. Но в 2009 году ЕС одобрил строительство OPAL при условии, что “Газпрому” будет позволено использовать не более 50% его транзитной мощности в 35 млрд кубометров: это обязательно по правилам Союза, предусматривающим свободный конкурентный доступ к газопроводам. (Из-за тех же правил, ограничивающих право поставщиков на владение инфраструктурой доставки, “Газпрому” принадлежит менее чем половина акций OPAL; остальное у немецкой Wintershall.)

В этом конкретном ⁠случае в правилах не так много практического смысла. Никто кроме ⁠“Газпрома” не заинтересован в доставке газа по суше до точки ⁠около немецкого Грайфсвальда; конкурентные ⁠поставщики подключаются на дальнейшей дистанции, все активнее ⁠по ⁠мере приближения конечного пункта трубопровода. Но из-за транзитных ограничений “Газпром” вынужден был поддерживать более высокие цены на газ, поступающий через “Северный поток — 1”, отбивая у конкурентов желание снижать цены. Так что конечные потребители в итоге не выигрывали от правил регулирования конкурентной среды, а переплачивали за газ.

Осознав это, Еврокомиссия позволила “Газпрому” претендовать на большую транзитную мощность OPAL. В польской государственной нефтегазовой компании PGNiG считают, что это позволило “Газпрому” доставить дополнительные 12,4 млрд кубометров через “Северный поток — 1”. Учитывая появившуюся конкуренцию со стороны сжиженного природного газа с Ближнего Востока, из США и с недавних пор из России, осенью это уронило европейские цены за газ до 10-летнего минимума.

Доступная наземная транзитная мощность позволила России продолжить строительство нового трубопровода “Северный поток — 2”, параллельного “Северному потоку — 1”. Резко против этого проекта выступают США. Вашингтон считает, что “Северный поток — 2” сделает Германию слишком зависимой от энергопоставок из России и позволит “Газпрому” отказаться от транзита через Украину, лишив страну порядка $3 млрд годового дохода. Германия критику игнорирует: стране нужно как можно больше газа, чтобы снять свое энергообеспечение с угля и атомных электростанций.

Но если не дать России проводить по наземным мощностям больший объем газа, то дорогостоящее увеличение подводного транзита теряет всякий смысл. Именно в эту слабую точку решила ударить PGNiG.

У польской госкомпании две основных цели. Политически антироссийское правительство Польши поддерживает США. Оно стремится к максимальному отказу от российского газа. Помимо этого PGNiG борется за более высокие транзитные тарифы для “Газпрома” — сейчас страна получает лишь скромные $5,3 млн в год. Страна стратегически заинтересована в сохранении украинского транзита. Именно поэтому PGNiG и оспорила решение Еврокомиссии в Европейском суде.

“Лишившись монополии в OPAL, “Газпром” не сможет отменить транзит газа в Европу через Украину, по крайней мере в ближайшие месяцы”, — заявил после решения суда вице-президент польской компании Мацей Возняк.

В прошлом году через Украину в Европу прокачали 86,8 млрд кубометров российского газа, и нет никакой гарантии, что этот объем не упадет, когда “Северный поток — 2” введут в эксплуатацию. Но любые осложнения с альтернативным трубопроводом вынуждают “Газпром” — и вместе с ним российское правительство — пользоваться украинской транзитной опцией. Москва явно настроена избежать этого в следующем году, как только “Северный поток — 2” будет готов, а 10-летний контракт с Украиной истечет.

У Еврокомиссии есть два месяца для подачи апелляции, но даже если она на это решится (а пока что была продемонстрирована достаточно уклончивая реакция), сначала придется договориться с Украиной и Россией о будущем украинского транзита. Переговоры пройдут в Брюсселе 19 сентября. До решения суда по OPAL Россия заявляла о намерении заключить короткий временный контракт с минимальными гарантиями доставки; Украина настаивает на новом 10-летнем соглашении с гарантированными поставками 60 млрд кубометров.

Решение Европейского суда пробивает серьезную брешь в российской броне. Даже если ограничение по OPAL так и не вступит в силу, “Газпром” не может быть уверен, что по нему не ударят дальнейшими запретами: правила ЕС по регулированию конкуренции в принципе для него неудобны. Эти обстоятельства осложняют российскому экспортеру конкуренцию с поставщиками сжиженного природного газа. “Газпрому” нужна Украина, чтобы сохранять стабильность поставок и долю на рынке. Компании, возможно, даже придется переключиться на разумную бизнес-стратегию, что не очень соответствует намерениям Владимира Путина использовать российскую энергетическую мощь для экономического давления на прозападное правительство Украины.

Если Россия пойдет на компромисс и заключит с Киевом более щедрую сделку, чем планировала, Владимир Зеленский сможет записать себе в актив серьезную победу, к которой он не приложил ни малейших усилий. Выиграв в суде, поддержанная Литвой и Латвией Польша сделала всю работу сама.

ВОЗМОЖНО ВАС ЭТО ЗАИНТЕРЕСУЕТ